Press "Enter" to skip to content

Танк, который выиграл войну

И человек, который помог это осуществить – инженер Я .И.  Невяжский

Легендарный, овеянный боевой славой советский танк Т-34 по праву считается одним из лучших танков Второй мировой. Помимо оптимальных характеристик для военного времени, танк отличался высокой технологичностью и приспособленностью к ведению боя в различных условиях. Танк был принят на вооружение вооружении Красной Армии в конце 1939 года.

Конструкция T-34 ознаменовала качественный скачок в танкостроении. В ней органично сочетались высокие защитные свойства, включая противоснарядное бронирование, с мощным вооружением и надёжной ходовой частью. По вооружению этот танк соответствовал лучшим образцам средних танков. Высокую подвижность обеспечивали специально разработанный мощный дизельный двигатель и широкие гусеницы. Кроме того, танк можно было ремонтировать в   полевых условиях, что, несомненно, стало его огромным плюсом.

Спроектировали Т-34 в конструкторском бюро Харьковского паровозостроительного завода под руководством главного конструктора М.Кошкина. Сложности технического проекта и неадекватно поставленные сроки выполнения задания привели к тому, что много инженеров, задействованных в первом этапе разработки танка, было арестовано. Из-за нехватки специалистов работа замедлилась. В 1940 году по решению правительства, для доводки дизеля V2 и налаживания производства танка Т-34, главным инженером танкового завода  № 75[1]назначается Яков Исаакович Невяжский (1902 — 1975).  

Под его руководством, за короткий срок дизель был запущен в серийное производство и к 1941 году завод в сутки выпускал 25-30 танков Т-34. За эту работу по запуску танковых дизелей в серийное производство Яков Невяжский в том же году был награжден первым орденом Трудового Красного Знамени.

К майскому выпуску «Большого Вашингтона», мы встретились с Георгием Невяжским, сыном Якова, живущим в Роквилле. 

Я. Невяжский

В какой момент Яков был привлечен к работе над танковым двигателем?

В 1940 году на производстве танков на харьковском военном заводе №75 были неполадки с двигателем V2, который устанавливался на танк Т-34. Рвались шпильки крепления блока цилиндров при стендовых испытаниях и на двигателях, установленных на танках. Необходимо было решить вопрос в чем причина дефекта.  Кто виноват, конструкторы или технологи? Для решения этой задачи отца и направили на завод постановлением правительства. Отца перевели туда с должности и.о. главного инженера Харьковского тракторного завода. За довольно короткий срок ответ был найден и дизель был запущен в серийное производство. За решение этой задачи группа конструкторов и технологов были представлены к наградам.

Георгий, получается отец наладил выпуск двигателей к танку Т-34 ещё до войны. То есть перед войной танк уже был в производстве?

Да, был, но в 1941 году ситуация резко изменилась. Выпускаемого количества танков не хватало для обеспечения армии во время войны. Кроме того, немцы стремительно наступали, а завод по производству танков находился в Харькове. Перед отцом поставили задачу в кратчайший срок эвакуировать завод на Урал, на территорию Челябинского завода, и наладить там производство дизелей V-2 для танков Т-34. Он сделал это. Буквально за 4 месяца под его руководством завод был эвакуирован из Харькова в Челябинск. Отец сумел запустить эвакуированный завод, теперь уже Челябинский тракторный завод, за 35 дней при отведенном сроке в полтора месяца. Он тогда вообще домой не приходил, в буквальном смысле работал сутками, ночевал там. За эту работу он был награждён в 1942 году высшим орденом государства – орденом Ленина.

Он оставался с заводом на Урале все годы войны?

Нет. В конце 1943 года его перевели в Москву на должность начальника главка Наркомата танковой промышленности. На этой должности он проработал до 1945 года и был награжден орденом Красной Звезды. Но он крайне не любил работать в Главке и всё время просил В. Малышева[2]вернуть его на производство. Малышев в конце концов нехотя согласился его отпустить и предложил ему на выбор завод «Электросила» в Ленинграде или Харьковский завод №75. Отец тут же согласился возглавить 75-й завод, т.к. знал это производство досконально.  И его перевели туда главным инженером и заместителем директора.  За два года работы на заводе с 1945 по 1947гг. под его руководство был выпущен первый в стране тепловоз ТЭ-1 – по личному указанию Сталина. А затем они освоили и серийное производство тепловозов этой серии.

Я могу рассказать интересный эпизод, связанный с этим тепловозом. Сталин ехал на Потсдамскую конференцию в Германию в 1945 году — это был единственный выезд Сталина за рубеж. Об этой его поездке есть подробная статья в интернете. Был организован целый состав, в котором ехали Сталин и его сопровождающие. Все железнодорожные пути были освобождены, охрана стояла на всем пути следования. Для охраны задействовали 17 тысяч человек из НКВД и 1,5 тысячи человек оперсостава.  Во время остановки в Белоруссии Сталин вышел прогуляться.  В это время один из членов политбюро обратил его внимания на отсутствие дыма при движении поезда: в окна вагонов не летела угольная пыль.  Нарком путей сообщения сразу сообщил Сталину, что поезд тянет американский тепловоз, доставленный в СССР по ленд-лизу. Когда состав остановился на следующей остановке, Сталин подошел к тепловозу и поднялся в кабину, поговорил с машинистом. Вернувшись в свой вагон, похвалил тепловоз.  Таким образом, одним из результатов этой поездки, стало решение правительства об организации отечественного тепловозостроения. Для запуска проекта был выбран завод №75 в Харькове. Отец, как я рассказал, как раз к этому моменту стал главным инженером этого завода. Его вызвали в Москву и там он получил постановление правительства приступить к разработке и запуску первого отечественного тепловоза.  Для этой цели на завод доставили ленд-лизовский образец.

Много позже отец рассказывал, что работа была кропотливая невероятно. Разбирали американский тепловоз секретно, по винтику. Необходимо было скопировать все узлы тепловоза начиная от двигателя и до корпуса. Сделать рабочие чертежи каждой делали. Перевести дюймовую резьбу в сантиметровую. Химическая лаборатория определяла состав металлов.  Это была гигантская работа.  Работали днями и ночами. Примерно за год всё выполнили и первый отечественный тепловоз ТЭ-1 был готов к ходовым испытаниям. А ещё через 2 года завод начал серийный выпуск этих тепловозов.

Наверное, неслучайно эту работу поручили ему? Он ведь встречался со Сталиным?

Да, он встречался со Сталиным дважды. В 1940-м, когда его направляли на 75-й завод для решения проблемы по таковому дизелю V2, и в 1947 году, когда его переводили с завода №75 на ХТЗ. О первой встрече я знаю очень мало. О том, как проходила вторая, я знаю из рассказа двоюродной сестры. Его пригласили в Москву, где встретили и поселили в гостиницу. На следующий день ему позвонили и сказали, что ему предстоит встреча со Сталиным. Он спросил, что от него требуется. Ему сказали – ничего, ждите машину для поездки в Кремль. Его отвезли в Кремль, проводили в комнату и посадили за длинный стол. В конце стола был рабочий стол Сталина (вероятно, он там принимал посетителей). Отец долго ждал. Наконец, появились члены правительства, а самым последним — Сталин.  Сталин сказал, что есть мнение направить отца главным инженером на Харьковский тракторный завод, так как ему порекомендовали отца, как специалиста способного решить задачи восстановления завода и выпуска тракторов. Спросил примет ли отец должность главного инженера ХТЗ. Отец ответил утвердительно, сказал, что завод знает, т.к. до войны на нём работал. Сталин спросил — есть ли возражения или дополнения у присутствующих. Потом сказал, что вопрос решен, подтвердил назначение, и сказал – вы свободны. Отец рассказывал, что, когда уходил, спиной, даже в коридоре, чувствовал взгляд генсека.

Отец всё выполнил. В этот год я его видел один раз в месяц, он жил на заводе, в кабинете. В 48 году, когда он полностью пустил завод, он был награжден дважды Орденом Красного Знамени – в начале года и в конце.          

Был ли у него страх? Известно, что в ГУЛАГ был сослан практически весь инженерный состав, работающий над проектом.

Я не знаю — был ли у отца страх, я ведь был ребенком. Но как рассказывала мне двоюродная сестра, у отца на всякий случай всегда был приготовлен чемодан с вещами, ещё с довоенных лет. Был такой случай.  В 1938-1941гг. семья жила в Харькове в престижном Доме специалистов. В этом доме жили в основном главные специалисты промышленности и партийные работники. В этот дом довольно часто приезжал забирать людей «черный ворон». Однажды ночью в нашу квартиру постучали и вошли два человека, которые сказали отцу собираться. Когда отец собрался они открыли какой-то документ и назвали фамилию. Отец сказал, что этот человек живет этажом выше. Люди извинились и поднялись выше… Вот так они жили.

А как его жизнь складывалась после войны?

В 1947 году отца постановлением правительства перевели главным инженером на Харьковский тракторный завод. За время работы на ХТЗ с 1947 по 1951гг. под его руководством завод был полностью восстановлен, цеха модернизированы. Работал он, как я сказал, очень тяжело. К 1948 году завод уже выпускал 30 тракторов в сутки. Кроме того, был запущен в производство новый трактор ДТ-54. За работу по запуску ХТЗ в 48 году, как я упомянул, он получил две высокие награды.

Он занимал должность главного инженера ХТЗ до 1951года.  В 1951-м его сняли с должности в период «борьбы с космополитизмом». Я тогда первый раз видел его в очень подавленном состоянии. Он это очень тяжело пережил…

С 1945 по 1948 год отец, как специалист высокого класса, занимал должность председателя аттестационной комиссии Харьковского авиационного института. В 1948 году ВАК[3]присвоил ему звание профессора.

После потери работы на ХТЗ он более 20 лет работал заведующим кафедрой Харьковского авиационного института. Написал там ряд учебников и учебных пособий.

В интернет-энциклопедии (Wikipedia) написано, что Яков пошел в революцию почти мальчиком и воевал во 2-й Армии Буденного. Он был убежденным революционером? Я знаю в семье храниться его трудовая книжка. 

Да, хранится, там так и написано в первой графе работы: 2-я Армия Буденного, должность: конник-сабельник.

Но я не думаю, что он был именно, как ты говоришь, “убежденным революционером”. Ему было 17 лет, когда он попал в армию Буденного. Мне кажется что он, как и большинство еврейской молодежи во время революции, хотел каким-то образом принять в ней участие. Это и привело его в армию Буденного. Они ведь в большинстве были идеалисты. Он не исключение. В партию он вступил, несмотря на то что занимал очень высокие должности, только в 1943 году.

Георгий, вы тоже пошли по стопам отца?

Не совсем. Я после окончания школы, поступил в Харьковский Автодорожный, а потом перевелся в Авиационный институт. В 1961 году я окончил институт и получил назначение на Харьковский завод им. В. Малышева (бывший завод №75) в конструкторский отдел по тяжелым дизелям. Вот тут в какой-то степени и пересеклись наши пути с отцом, хотя его к тому времени на заводе давно не было.  На заводе я прошел весь путь от инженера-конструктора до начальника опытно-конструкторского бюро. В 1984 году без отрыва от работы защитил кандидатскую диссертацию. В 1990 году ушел на преподавательскую работу. В 1991г. получил звание доцента.

Сейчас в Вашингтоне строится новый музей еврейской истории Большого Вашингтона. Я знаю, что в семье хранится много уникальных фотографий, и семейных документов. Есть планы отдать их музею?

Есть, но надо подумать какие документы и фотографии предложить музею, ведь у меня есть два внука, которым хотелось бы оставить память об их прадеде.

 Спасибо!


[1]В будущем харьковского завода им Малышева

[2]В. А. Ма́лышев (1902 – 1957) — советский государственный деятель, один из плеяды «сталинских наркомов», руководивших созданием индустрии Советского Союза в конце 30-x – начале 50-х годов XX века. Герой Соц. Труда (1944 г.), генерал-полковник инженерно-технической службы (1945 г.).

[3]Высшая аттестационная комиссия